Реально круто: 15 русских рок-альбомов 2017 года

Если вы считаете, что русский рок — говно, то вот вам 15 причин передумать. Альбомы выстроены в хронологическом порядке.

1. Вася Обломов — «Долгая и несчастливая жизнь»

Альбом Васи Обломова — сатира на наше идеальное общество. Он высмеивает бытовые проблемы в стиле «что вижу — то пою». Особенно песня «Ремонт». Слушаешь её сквозь смех и слёзы.

В альбоме 16 песен. Две из них записаны при участии приглашенных гостей: Глеба Самойлова («Агата Кристи») и Павла Чехова («4ехов»). А ещё две — являются саундтреками к фильмам. Memento mori Вася Обломов написал для «Духлеss 2», а песня «Живи» звучит во время титров в фильме «Призрак».

Жанр: альтернативный рок, бардовский инди-рок
Релиз: 3 февраля 2017
Песня с альбома, которую нужно послушать прямо сейчас: Нести херню

(далее…)

Маятник Фуко

В субботу ходила на рэп-фестиваль «Маятник Фуко». Музыка не моя, я дитя времён мазафаки и 2007, но мне любопытно ходить на мероприятия, где целевая аудитория — не я.
Своеобразная параллельная реальность с другими героями и ценностями. Плюс я просто люблю быть в курсе, что сейчас модно.
Про сам фестиваль расскажу коротко. Проходил в «Юбилейном», длился 4,5 часа, организовано хорошо, народу оч много. Клёво, что группы выступали по 20 минут. Не скучно.
Дальше наблюдения человека не из тусовки.
Я вспоминаю себя 16-летнюю, и мне бы зашло. Герои сегодняшний рэпа — голос современного поколения. Герои моего, 2007, — голос казалось бы поколения десятилетней давности. Но эмоции и посыл актуальны. Тексты о том же — любовь, страдания, наркотики, плевать на всё. От «моего» времени отличается подача: вместо хардкора — бит, вместо скрима и гроула — речетатив.
Не лучше и не хуже. Другое.
Я смотрела по сторонам и ловила флэшбеки. Люди даже одеваются похоже: узкачи, кеды, огромные толстовки.
На концерте такой же слэм, как в «Порту» в 2005,  и даже стейдждайвинг на «Хаски».
Одна культура, одно настроение, одна тусовка.

Рекламные банеры — днище! Другие способы заработать на журналистике

Подруга скинула ссылку на статью, захожу, а там сходу давят на жалость. Мол, выключи adblock, помоги заработать на рекламе. И вроде бы справедливо: труд должен оплачиваться. Но я поставила блокировщик не просто так.

Мелькая на фоне, банеры раздражают. Таких попрошаек на сайтах — через один. Если реклама зарабатывает не на просмотрах, а на кликах, то толку ноль. Мозг привык к инфошуму, поэтому если выключить блокировщик, то реклама отфильтруется подсознанием.

(далее…)

Как, черт возьми, взять себя в руки?

Я завела deer diary, чтобы регулярно делиться наблюдениями. Но что-то пошло не так. Для того, чтобы написать пост, я жду «подходящий момент». В голове постоянно «Вот сейчас доделаю, сяду спокойно и напишу». В итоге переношу бесконечно, и мысль теряет актуальность. Это к коммерческим статьям тоже относится. Записывать темы «на будущее» не помогает. Магическое и счастливое «потом» не наступает никогда. В итоге статьи я пишу, когда дедлайн жмёт. В стрессе, в последний момент, ничего там расслабленного уже нет. И, знаете, разницы между «когда вдохновение наступит» и «сейчас» — нет. Так что вывод тут только один: нет никакого волшебного спокойного момента сосредоточенности. Есть навыки, которые активируются в любой момент, как только делаешь дело.
Кстати, я начала статью про «Пиши, сокращай» еще в октябре. И всё думаю: «Вот сяду спокойно и допишу». Ага, кончено. Дофига статей уже написала без спокойных моментов.
Короче, хватит откладывать на потом. Да, Надь?

Keine Antwort ist auch eine Antwort

Моя школьная учительница по немецкому часто повторяла: «Keine Antwort ist auch eine Antwort» — «Отсутствие ответа — тоже ответ».

Эта фраза выскакивает каждый раз, когда мне не отвечают. Молчание для меня значит «нет» или то, что моё сообщение не актуально.

Поэтому если нет ответа, то вопрос «Чо молчишь? Отвечай! Игорнишь?» — это пиздец.

Сходство Кракова и Петербурга для меня — в одной истории трагедии и мужества.

Я родилась и выросла в городе-памятнике. С детства мне рассказывали про ужасы блокадного Ленинграда: как ели детей и собак, умирали от голода и сходили с ума. Я знаю все памятники в городе, посвящённые Великой Отечественной войне. Вместе с тем, Петербург пропитан героизмом и мужеством ленинградцев и советских солдат. Отсюда моя любовь к родному городу: я горжусь людьми, которые его отстояли. Для меня Петербург — не только творческие кластеры и барные улицы. Во-первых, это история людей и событий, через которые им пришлось пройти, чтобы Петербург стал таким, как сейчас.

Похожие эмоции я испытываю к Кракову: я сходила в основные музеи, и теперь город для меня не только Мариацкий костёл и Вавельский замок, но и память о фашистской жестокости: лагерь «Аушвиц-Биркенау», стены еврейского гетто, площадь Героев. Кроме трагичных памятников, есть рассказывающие о героизме: Аптека «Под орлом», где польский фармацевт укрыл десятки евреев, фабрика Шиндлера, где немецкий

бизнесмен спас сотни людей, памятник Яну Карскому, который тайно проник в варшавское гетто и пытался достучаться глав государств, рассказывая об истреблении евреев.

Два города пережили одну войну и стали живым историческим напоминанием. В Кракове и Петербурге чувствуется гордость людей за свой город, переживший тяжелые события.

В самолёте

Я не боюсь летать на самолетах, но каждый раз, садясь на своё место, думаю о смерти. Мысленно чувствую, как в салоне становится холодно, начинается паника, люди надевают маски и забирают вещи сверху. Мы начинаем падать, и сердце подскакивает как на американских горках, когда так резко вниз ВЖУХ. Я вижу, как трясутся и отваливаются крылья у самолета, стюардессы и пилот выпрыгивают с парашютами, а мой сосед молится. Никто не кричит, просто молча переглядываются и держатся за руки. Столики закрыты, кресла приведены в вертикальное положение, все пристёгнуты.
До того как попросят выключить телефон, я пишу маме, что люблю её. Потом надеваю наушники, включаю Belle & Sebastian и закрываю глаза. Мы взлетаем.

Авторский язык — почему одни хорошо пишут, а другие нет?

Читаешь чей-то текст и думаешь: божечки, как же он охрененно пишет! Можно ли на ибее обменять душу за этот скилл?

Наверняка замечали, что стиль повествования разговорной речи отличается от письменной? В посте я попытаюсь объяснить, откуда берется авторский язык.

(далее…)

Далайламинг 2017 года: десять умных мыслей

1. То, что ты делаешь сегодня, отразится на твоём завтра.

Я не планировала ехать в Нью Йорк. Более того, я даже не думала, что когда-нибудь получу визу: мне уже отказали один раз, и я смирилась. Осенью я познакомилась с девушкой, которая подготавливает документы для собеседования на американскую визу. Мы пообщались, и всё получилось.

Я пришла на четырехлетие студии Арт Метьер, где мы разговорились с Сашей и выяснилось, что она тоже подалась на визу. Когда Саня ее получила, позвонила мне, и мы начали планировать путешествие. Хотя я даже не собиралась брать отпуск. Как-то, шаг за шагом, и оп, я стою на Уолл Стрит.

(далее…)

Внутренняя цензура

Я не буду сейчас нудеть про свободу слова в век цифровых технологий, хотя  хочется, конечно. Лучше расскажу о том, как работа изменила моё отношение к социальным сетям.

Раньше, в свободном 2004 году, я писала в дневник на diary.ru и li.ru настолько эмоциональную чушь, что по сравнению с ней, «Дикий ангел» — документальный фильм. Описывала подробно все свои влюбленности, рассказывала про каждого парня и, естественно, выливала все свои переживания, нытьё и страдания.

(далее…)